16+
  • $:73.9968
  • €:89.6249
Вс 16 мая, 22:16, +20°C, ясно

«Я видел 28 запусков»

Когда Гагарин полетел в космос, Виктору Николаевичу Малахову было 13 лет. Он и сейчас прекрасно помнит школьную линейку, которую собрали по этому поводу, и чувство радости, переполнявшее мальчишескую грудь. А вот самому стать космонавтом никогда не хотелось. У паренька из хутора Провоторовского мечты были более приземленными: после школы думал податься в шоферы. Но срочную службу Виктору довелось нести на космодроме Байконур, где он участвовал в пусках ракет и даже познакомился с легендарными космонавтами. Накануне праздничной даты он поделился своими воспоминаниями.


В городе Байконуре, тогда закрытом Ленинске-9, Виктор Николаевич прослужил с 1968 по 1970 год. К тому времени в космосе уже побывали многие советские космонавты: Титов, Комаров, Терешкова. Уже вышел в открытое космическое пространство Алексей Леонов, но пуски могучих ракет все еще были тайной, недоступной для большинства людей, так что нашему земляку, можно сказать, повезло.


— Помню, приехали на сборный пункт «купцы» — серьезные такие, в шляпах, — рассказывает Виктор Николаевич. — Из города и района набрали четырнадцать человек, мы до последнего не знали, где будем служить, — о Байконуре и не слышали никогда, а о пусках ракет знали только из газет. Даже знаки различия на форме были артиллерийские — из-за секретности.
Молодой солдат попал в первую стартовую команду, которая занималась подготовкой ракет к отправке в космос. Всего в ней было около тридцати человек. Был электриком — в обязанности входило обслуживание различного электрооборудования. Участвовал в двадцати восьми пусках — бывало, ракеты отправляли несколько раз в месяц. Не только с космонавтами на борту, запускали и военные спутники типа «Зенит», испытывали новые типы ракет. Особенно запомнился январь 69-го, когда в небо отправились сразу два пилотируемых «Союза», они потом состыковались на орбите — впервые в мире. Говорит: первый увиденный запуск, когда окутанная огнем огромная ракета медленно отрывается от земли, казался настоящим чудом.
— Едва ракета уйдет, все аплодируют. А у солдат был еще один повод для радости: после запуска делали внеплановый киносеанс — традиция. Вот, считай, и весь наш досуг, даже в увольнения мы не ходили. А куда идти? Территория закрытая, кругом пустыня. Зато весной, когда расцветали тюльпаны, было красиво.
Частенько приходилось видеть на стартовой площадке космонавтов. Те, несмотря на высокие звания и должности, держались просто и давали автографы, расписываясь прямо в военных билетах, за что солдат, конечно, ругали. У Виктора Николаевича сохранились автографы Георгия Берегового и Алексея Леонова, их он бережет как реликвию. Говорит, от встречи с такими людьми просто захватывало дух — первые покорители космоса были легендами при жизни.
— Я у Берегового попросил сразу два автографа. Он удивился: «А зачем тебе два?» Я растерялся: мол, на всякий случай. Он улыбнулся и подписал. Большинство были очень открытыми людьми, те, кто со мной служил, помнили еще Гагарина — хороший парень был, улыбчивый.


Виктор Николаевич говорит, что мысли остаться на сверхсрочную службу его не посещали. Любоваться запусками ракет можно, конечно, до бесконечности, но уж больно хотелось домой. Шофером он тоже не стал, более тридцати лет трудился лесничим. Но и День космонавтики считает своим профессиональным праздником — в этот день
его переполняет чувство гордости. За свою страну и людей, которые были первыми в космосе.
Д. ХОМЮК.

НА СНИМКАХ: Виктор Николаевич Малахов (справа) со своим сослуживцем; военный билет с автографами космонавтов.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS