16+
  • $:73.9968
  • €:89.6249
Вс 16 мая, 21:26, +27°C, ясно

Гордость майора Полынова

Каждый, кто служил в Афганистане, знает: награждали нечасто. У майора Константина Полынова не одна боевая награда, но гордится он совсем другим.

Костя родился в Казахстане, в семье целинников. Когда ему было пять лет, родители переехали в украинский городок Славянск. На Украине он закончил школу и высшее военно-инженерное командное училище в Каменец-Подольском. В начале лета 1986 года на плечах молоденького лейтенанта Полынова заблестели первые офицерские звездочки, а уже в ноябре из Туркестанского военного округа его направили в республику Афганистан на два года. О том, что там происходит, он, конечно, уже слышал, но, как говорится, солдат войну не выбирает, и офицер — тоже.
108-я мотострелковая дивизия 40-й армии на афганскую землю вошла чуть ли не первой и покинула ее в числе последних. В этой дивизии служил и Константин — командиром взвода управляемого минирования 181-го мотострелкового полка. Маршруты, по которым вместе с подчиненными проводил колонны техники с боеприпасами и продовольствием, помнит до сих пор — от Кабула до Гардеза, Газни, Джелалабада, Суруби. Помнит города Алихейль, Чарикар, ущелье Панджшер, где проходили войсковые операции. И ни одна не обходилась без участия саперов, ведь колонна без них не отправится в путь, а орудие не займет позицию, пока этот участок не обследуют саперы.
Американские, английские, китайские — какие только мины не приходилось обезвреживать! Досаждали итальянские: пластиковые, с тонюсеньким металлическим взрывателем — таким, что миноискатель не почувствует. А за каждой извлеченной миной — спасенные солдатские жизни. Помогали минно-розыскные собаки — овчарки, натасканные на обнаружение смертоносных зарядов. Саперы не только разминировали, но и минировали сами — тайные дороги и горные тропы, по которым моджахеды вели караваны с оружием. Там их ждали «сюрпризы» — мины, установленные на неизвлекаемость: попробуй такую
обезвредь, сразу рванет…
В Афгане саперов уважали. «Крот! Заходи в гости!» — приглашали Полынова артиллеристы, танкисты, пехотинцы (Крот — это был его позывной). За ними всеми смерть там ходила по пятам, а за саперами — так за первыми: их если не убивало, то калечило. Однажды смерть прошла совсем рядом, когда под тралом боевой машины разминирования ухнула «итальянка», полностью развалившая трал. Наверняка смерть подкарауливала еще не раз, только об этом у Константина Полынова не допытаешься.
Орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «От благодарного афганского народа», знак «За разминирование» стали его наградами. Но гордость офицера не в них, а в том, что за два года в его взводе никто не погиб и не получил серьезных ранений и травм — к матерям все солдатики вернулись живыми, пусть и был их командир тогда немногим старше их самих…
Потом Полынов служил в казахском городе Капчагай, в Урюпинске и Архангельске. В 1997-м ушел в запас в звании майора. Вернулся в наш город, ставший по-настоящему родным и подаривший встречу с будущей женой Ириной. Оказачился — однажды поучаствовал в фотосессии к очередному юбилею ансамбля «Хопер», в котором танцевала Ирина. Больно подходящим показался его чуб и в целом типаж руководителю «Хопра» Виталию Борцову. Возражений насчет неказачьего происхождения он не принял, и пришлось Константину надеть шаровары с лампасами и подхватить Ирину на руки на хоперском берегу.
О войне вспоминать не любит, как и все, кто побывал «за речкой» — в Афганистане. Чтобы он согласился на статью о себе, я ждал лет, наверное, десять. А офицерскую династию Полыновых сегодня продолжает старший сын Константина и Ирины — Михаил, который служит на Дальнем Востоке.

С. ЗАВОЗИН.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS