16+
  • $:73.0081
  • €:85.6823
Пн 27 сентября, 22:16, +9°C, облачно

За сорок лет до «Курска»

Гибель в 2000 году подводного ракетоносца «Курск» стала общей болью всей страны. Гораздо меньше людей знает, что всего лишь в шестидесяти километрах от того места, где погиб «Курск», 27 января 1961 года в Баренцевом море затонула дизельная подводная лодка С-80. В составе ее экипажа был наш земляк.


«ЧЕРНЫЕ ЛЕНТЫ,
А НА НИХ ЯКОРЯ»
…В те годы попасть служить на флот мечтали сотни парней, и Костя Бардин радовался, что ему повезло. В военные моряки, тем более в подводники, брали только крепких и стойких — Костя оказался стопроцентно годным по всем критериям строгого отбора. К тому же в ВМФ отслужил старший брат (в семье было три брата и сестра, воспитывали их отец с мачехой — мать рано умерла). Константину дали отсрочку от призыва на время учебы в Новоаннинском сельхозтехникуме. Тогда призывали в девятнадцать лет, на флоте служили четыре года.
В письмах домой на службу он не жаловался — то, что экипаж был действительно как одна семья, видно и по старым фотографиям. Через два года, в декабре 1960-го, Константин пришел в отпуск. Черная флотская шинель издалека бросалась в глаза на улицах заснеженного Верхнефорштадского, и кудрявым красавцем-моряком любовался весь хутор. А сам Костя любовался только что родившейся племянницей Галей, удивлялся, как она похожа на его сестренку, и строго наказывал, чтобы в крёстные никого не брали: «Отслужу и буду ее крёстным!»
На одном из домашних застолий отец расспрашивал о службе, и Костя в ответ обронил: «Одна случайность, и всех нас не станет!» Эта фраза родственникам запомнится навсегда. Когда отпуск закончился, родные просили моряка задержаться подольше, обещая, что в военкомате помогут — уважительная причина найдется, но Костя настоял на возвращении в часть в срок. Потом от него пришло лишь одно коротенькое письмо, что доехал благополучно… А в феврале 1961-го отца оглушило официальное извещение, как похоронка в войну, — «ваш сын старший матрос Бардин Константин Федорович пропал без вести». В том же месяце к родственникам заехала супруга Костиного сослуживца из соседнего района — женщина рассказала, что подлодка пропала, ее ищут. Но ничего, кроме аварийного буя, тогда не нашли — подлодка стала первой послевоенной потерей Северного флота.
О том, что «Курск» затонул, СМИ сообщили сразу, но в 1961-м газеты ни словом не обмолвились о пропавшей подлодке — такие катастрофы в Советском Союзе принято было замалчивать под грифом секретности. Следующей весточки о сыне и брате Бардиным пришлось ждать больше семи лет.
«РАССКАЖЕТ ЛИ
КОМИССИЯ, КАК
ТРУДНО УМИРАТЬ…»
Рыбаки постоянно жаловались, что цепляют сетями за какой-то крупный объект на дне, которое, судя по картам, здесь должно быть чистым. Летом 1968-го это место обследовали с помощью глубоководного аппарата и выяснили, что на дне — пропавшая в январе 1961-го С-80, флагманская подлодка своего класса, первая советская субмарина с крылатыми ракетами, лежащая на глубине 196 метров (это глубже, чем «Курск»). Через год многотонную подводную лодку подняли в результате уникальной операции под названием «Глубина» — в мировой практике подобное проделали впервые. Причины произошедшего выясняла государственная комиссия. По сделанным выводам, к аварии привела цепь трагических случайностей.
С-80 почему-то не получила телеграмму от командования с приказом срочно вернуться на базу из-за плохой погоды — в море был шторм. Из-за конструктивных особенностей подлодки в ее корпус через шахту попала забортная вода, а отдельные члены экипажа допустили роковые ошибки. Потеряв управление, подлодка под креном ушла на дно. Часть подводников погибла в течение считанных минут после того, как внутрь хлынула морская вода — ее мощные потоки вырывали металлические перегородки, сносили оборудование, калечили людей. Два человека, не дожидаясь неизбежной смерти, покончили с собой. Остальные боролись за жизнь до последнего — в кромешной темноте, в ледяной воде. Моряки действовали грамотно — как их учили, но шансов не было никаких: даже если бы подлодку обнаружили сразу, спасти людей всё равно бы не удалось — в то время не было подходящих средств, и подводники это прекрасно знали. Под толщей воды на огромной глубине они жили как минимум несколько суток, молодые здоровые ребята умирали страшно и мучительно — от удушья. Поднятие из подлодки погибших стало испытанием для живых — рассказывают, что спирта им давали вволю, от испытанного шока откачивали медики.
«ТАМ,
ЗА ТУМАНАМИ…»
Подводникам приготовили одну общую могилу, но многие тела по прошествии лет на удивление хорошо сохранились — видимо, из-за морской воды и низкой температуры. Офицеров опознали почти всех. И моряков решили хоронить в отдельных гробах. Офицеров — посередине, старшин и матросов — по краям. Как погибли все вместе, так и легли рядышком — 68 членов экипажа, в том числе наш земляк. Родственников пригласили на похороны, Бардины не поехали — слишком далеко и дорого.
А хоронили моряков в поселке Оленья Губа Мурманской области — сюда, к новому месту базирования, после похода должна была прийти С-80. На похоронах собрался весь поселок, его жители прощались с погибшими как с родными. Местных девчонок и мальчишек никто не заставлял и не просил, но они потом долго еще собирали на окрестных сопках цветы и приносили их на братскую могилу подводников. Через несколько лет здесь поставили памятник, за ним ухаживали военные моряки и здешние жители. Трагедия многому научила — для флота построили спасательно-подъемное судно, субмарины этого типа дополнили специальными устройствами, чтобы исключить повторение ЧП, в наставление по борьбе за живучесть подводной лодки внесли дополнения, написанные кровью моряков С-80. О том, что подводники погибли не зря, адмиралы и чиновники говорили на каждом митинге, посвященном очередной годовщине катастрофы.
Прошли годы, в условиях сурового северного климата мемориал обветшал — его обновили в 2011-м, в год пятидесятилетия гибели подлодки: помогли правительство Московской области и компания-спонсор из Подмосковья, выделившая немалые деньги. Памятник одели в гранит, имена погибших увековечили в камне. И на открытие обновленного монумента снова пришел весь поселок, пришли и давно ставшие взрослыми дети, когда-то собиравшие на сопках цветы к первому памятнику морякам…


ВМЕСТО
ПОСЛЕСЛОВИЯ
В станице Михайловской сегодня живет Галина Владимировна Скворцова, племянница Константина, которой он так хотел стать крёстным. А в Волгограде живет его младшая сестра — Любовь Федоровна Черничкина. Обе пенсионерки. О своем дяде и брате они рассказали детям и внукам и не забудут о нем никогда. В нынешнем году исполнилось шестьдесят лет со дня гибели С-80. Вечная память Косте Бардину и всем погибшим морякам-подводникам!
С. ЗАВОЗИН.

НА СНИМКАХ: матрос Северного флота Константин Бардин; монумент на могиле подводников в поселке Оленья Губа.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS