16+
  • $:73.9968
  • €:89.6249
Вс 16 мая, 21:52, +20°C, ясно

Без удобств

От хутора Первомайского до вымирающего Глинковского — рукой подать, быстрым шагом можно добраться за полчаса. Да только в этом направлении мало кто ходит и ездит — из сорока дворов тринадцать жилых. В одном из них проживает Евдокия Андреевна Корнеева, которой в прошлом году исполнилось 95 лет.


ПРОБЛЕМЫ В ДЕТАЛЯХ:
ТО ПОТУХНЕТ, ТО ПОГАСНЕТ
Нам бы порадоваться за старушку-долгожительницу, поговорить о событиях прошлого века, да только пенсионерке не до этого. В её доме, который стоит на отшибе, нет воды, газа и со светом проблемы. Три комнатки общей площадью в пятьдесят квадратных метров приходится отапливать электрокотлом. А он прожорлив — зимой приходится платить до восьми тысяч в месяц.
— Ладно с деньгами, мы с братом можем помочь матери. Опасаемся другого — сгореть или замерзнуть может! — рассказывает Татьяна Чупрынина, дочь пенсионерки. — Около десяти лет назад мы уже тушили два пожара. Причина — замыкание проводов между столбами: искры попали на сухую траву, дело было в засушливый год. У нас сгорели уличный душ и запасы дров. Соседские два дома сгорели дотла.
После этого случая дочь и сын бабушки обращались в районные электросети с требованием навести порядок на линии. Некоторые электротехнические изделия покупали за свои деньги. Электрики поменяли подвод к дому, провисшие провода подкрепили крестовинами. А вот капитального ремонта электролинии, со слов бабушки, не проводилось.
Линии электропередачи нам тоже показались ветхими, ближайшие столбы деревянные, старые, некоторые того и гляди в пляс пойдут. И впрямь опасно!
По словам хозяев, свет гаснет несколько раз в месяц. Однажды продукты в холодильнике пропали. А в минувшем декабре свет отключили в пять утра, а дали к вечеру, из-за чего температура в доме почти сравнялась с уличной.
«Так почему не заберете бабушку к себе?» — невольно выскочил вопрос. Татьяна Андреевна ответила, что рада была перевезти её в Волгоград, да не хочет старый человек покидать родной клочок земли, ведь проживает здесь с 1946 года. Пришлось дочери бросить городские удобства и вместе с мужем переехать в отчий дом, чтобы ухаживать за родительницей.
— На кой мне из своей родной хаты ехать в пыльный город? Я в этом хуторе родилась, здесь и доживать хочу. А дом этот еще век простоит, — включилась в разговор Евдокия Андреевна.
ОФИЦИАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД
Последнее заявление поступало от Корнеевых десять лет назад. Ремонтная бригада выезжала, выполнила работы. В последние годы семья звонит только при аварийном отключении света. Чтобы произвести обследование электролинии, нужно письменное заявление от граждан, но его никто не писал. Капитальный ремонт возможен, но проводится один раз в 25 лет, — пояснил ситуацию начальник районных электросетей Владимир Безбородов.
В принципе он прав: нет заявки — нет и ремонта. Да, вести новую линию в исчезающий хутор — удовольствие затратное. Но, с другой стороны, у граждан на руках договор, где прописано их право на качественное поступление электроэнергии, люди исправно платят за потребленные киловаттчасы. Да и электрики бывают по аварийным вызовам часто — неужели не видят проблемы?
Из тринадцати жилых домовладений в Глинковском газом отапливаются шесть. Кто-то сам отказался в свое время проводить голубое топливо в дом из-за больших затрат, а вот дом Корнеевых даже в проект не включили.
— Я хорошо помню эту историю, которая развивалась в начале двухтысячных годов. Злую шутку сыграло неудачное местоположение — дом Корнеевых находится от других на расстоянии около километра. Когда составлялся проект газификации, ответственные люди, которые были выше меня рангом, посчитали, что этот дом не относится к Урюпинскому району, а принадлежит Воронежский области, — рассказывает Владимир Степин, который в то время занимал должность главы сельской администрации.
Мы связались и с Людмилой Колотилиной, нынешней главой Салтынского сельского поселения.
— Евдокию Андреевну знаем. По поводу её дома следует отметить, что прописка в паспорте у бабушки есть, в похозяйственной книге дом учтен, но его нет на публичной кадастровой карте Волгоградской области, где указаны домовладения хуторян. Иными словами, собственника у дома нет, — сказала Людмила Владимировна.
Вот это сюрприз! Дом был построен предками Корнеевых до революции и без документов стоял все советские годы — распространенная, кстати, ситуация, ведь о праве собственности в деревне тогда никто не задумывался. После смерти мужа в 1997 году Евдокия Андреевна осталась его единственной хозяйкой. До недавнего времени она в это свято верила.
— После того как в прошлом году мама перенесла две операции, она заговорила о завещании. Только как его составить, если она не собственник? — поясняет дочь. — Мы с братом раньше не настаивали на оформлении, потому что не видели смысла проживания здесь — газ невозможно провести, большие проблемы со светом. Надеялись забрать маму к себе. А как сейчас быть, не знаем.
Мы созвонились с межрайонным прокурором Владиславом Кузнецовым. Он готов разобраться в проблемах пенсионерки и законным способом помочь найти выход из непростой ситуации. Поэтому Евдокии Андреевне нужно обратиться с письменным заявлением в Урюпинскую межрайонную прокуратуру.
Чем закончится история, не знаем. Возраст нашей героини приближается к ста, поэтому дай Бог ей здоровья и сил. В молодые годы Евдокия Андреевна была колхозницей, трудилась на благо государства, а сейчас вынуждена искать правду через газету.
Нам искренне жаль пенсионеров, которые доживают свой век в заброшенных хуторах. До них и раньше блага цивилизации не дошли, а теперь, видимо, и ждать бесполезно. Оптимизация, сокращение бюджетных расходов — все это примеры нашего времени эффективного расходования средств. Что греха таить: на вымирающие хутора сейчас поглядывают как на бесперспективные с надеждой на то, что проблема рассосется сама собой в силу преклонного возраста жителей.
Л. ФИЛИППОВА.

НА СНИМКЕ: Е.А. Корнеева в 95
лет живет без света, газа и водопровода.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS